Вася Хорст | «Придуманные воспоминания»

03.11.2017 - 08.12.2017

Самые дорогие воспоминания – те, которые придумал сам. Воспоминания из обрывков прошлого, которое тебе никогда не принадлежало.
Вася Хорст конструирует свою память из маленьких сокровищ – пластмассовая игрушечная лошадь, фотокарточки, старая одежда, теннисная ракетка, чайник, куски обоев, вырезки из журналов. Это всё предметы ушедшей чужой жизни, брошенные и забытые. Им нет места в современности, и враждебная среда легко превращает их в труху. Вася собирает вещи, в которых еще живет ветхая память, и превращает их в личные воспоминания.

Обнаженная модель чрезвычайно интересна художнику, но только в контексте, который у Хорста всегда собран вручную. Обнаженное тело само по себе не столь важно, художник использует его беззащитность и уязвимость, предельную честность, чтобы дать жизнь ускользающим воспоминаниям, позволить им через тело как через медиума, проявиться во внешнем мире. Витальность наготы так сильна, что она рапространяется и на окружающие вещи.

Бытовое, значимое для художника как гарант искренности, рассматривается под мощным микроскопом. При сильном увеличении всё, кажущееся второстепенным, обретает самоценность своего существования, искажает масштаб, вырастая до поэтического приема. Такой оказывается слюдяная плитка Юго-Западной и Рижской, шахматный кафельный пол на кухне или в ванной комнате.

Ванная, кухня, как и метро – пространства одновременно общественные (места общего пользования) и очень личные. Личными они становятся, когда появляется необходимость спрятать крохи сердечной памяти от напора массовости, всё переваривающего в одном котле. Эти беззащитные частицы прилепляются к незаметному – узору на обоях, зеркалу, разбросанной одежде, ковру на стене – в надежде, что одинаковое для всех будущее обойдет их стороной.

По той же причине художник рисует моделей из журнала «Работница». Они – улыбающиеся с отсыревших страниц – носительницы той женственности, которой можно любоваться без обнажения. Они обитают в памяти, как и плитка со станций метро, превращаясь в символ фантомных болей по прошлому.
Елизавета Щербакова

Замена лампочки, 2016
550 €
бумага, масло
Общий санузел из серии павильон "Труд и отдых", 2017
300 €
картон, масло
Плитка с купальщицей, 2017
600 €
картон, малсло
Окно в комнате на Некрасова, 2017
1100 €
бумага, акрил, масляная пастель
Плитка (метро), 2017
450 €
картон, масло
Коридор, 2017
1900 €
холст, масло
Общая кухня, 2017
300 €
холст, масло
Ночь, 2017
1800 €
Холст, масло
Катя в ванной на Некрасова, 2017
750 €
бумага, темпера
Сарочка уходит в отрыв, 2017
750 €
холст, масло
Парадная, 2017
1100 €
холст, масло
Плитка с обнаженной, 2017
450 €
холст, масло
Модницы из серии павильон "Труд и отдых", 2017
1500 €
картон, масло
Узкая ванная, 2017
450 €
холст, масло
Плитка с ромбиками, 2017
600 €
картон, масло
Плитка с синим верхом из серии павильон "Труд и отдых", 2017
450 €
картон, масло
Плитка с зеленым верхом из серии павильон "Труд и отдых", 2017
300 €
картон, масло
Ванная на ваське, 2017
1100 €
бумага, акрил
Катя в купальнике, 2017
1000 €
бумага, акрил
Боечка в общем коридоре , 2017
900 €
картон, коллаж
Птичка из серии павильон "Труд и отдых" , 2017
1500 €
картон, масло
Разгор из серии павильон "Труд и отдых" , 2017
550 €
картон, масло
Юля в серой мастерской , 2017
900 €
холст, масло
Двое (суровая пара) , 2017
950 €
картон, масло
Хрусталь , 2017
750 €
бумага, темпера
Девушка в красной рубашке из серии павильон "Труд и отдых", 2017
750 €
картон, масло
Черное платье, 2017
900 €
бумага, темпера
Виды выставки